Всё о сексе
Java Soft 2014 для CCBot/2.0
Через тернии к слайду

Прочитал я тут историю «Безусловно-платно» и решил объяснить её автору, почему он неправ.

Допустим, я создал очень эффективную паровую турбину. Я единственный в мире человек, который знает, как её делать. Я выполнил все расчёты, создал прототип, досконально объяснил процесс. Следующий шаг — естественно, возврат вложений: всё это время (может, двадцать лет) я работал изо всех сил, вкладывая свои собственные средства; их надо вернуть с достойной компенсацией за мой труд. Ведь не ожидалось же от меня, что я буду раздавать творение своей жизни бесплатно? Я все это время что-то ел, покупал товары и услуги, расходовал материалы, где-то жил, отрывал время от общения с семьёй. В конце концов, если кто-то, кто не потратил ни минуты на придумывание, будет бесплатно пользоваться моим изобретением, это просто несправедливо: я трудился, а он нет, так почему мы в конце концов оказываемся в равных условиях? Поэтому я патентую свою турбину и продаю лицензию на использование всем желающим. Кое-кто может не соглашаться покупать лицензию на мою разработку — никаких проблем, пусть пользуются турбинами конкурентов и страдают от более низкой эффективности и низкой конкурентоспособности.

В разработке программного обеспечения действуют точно те же принципы. Сначала группа учёных и изобретателей долго и упорно разрабатывает воплощение идеи, затем его патентуют, а затем приходит пора получать дивиденды от вложений. Без последнего шага не будет первого: профессионалы не будут работать бесплатно. Профессионал именно тем и отличается от любителя, что живёт за счёт своего труда; профессиональный изобретатель зарабатывает именно за счёт продажи патентов. Компания, содержащая таких изобретателей и обеспечивающая свои кадры сладкой зарплатой (а зарплата должна быть сладкой, иначе эти кадры свинтят в другую компанию), не имеет права остаться внакладе и вынуждена покрывать издержки на обеспечение работников за счёт продажи лицензий на использование патентов.

Формируются независимые исследовательские коллективы, каждый из которых предоставляет свои наработки и защищает их. Затем из них выбираются наиболее перспективные, доводятся до стадии прототипов, оцениваются менеджментом, фокус-группами, тестерами, обычно в несколько циклов. Всё это время огромное число крайне высокооплачиваемого народа вкалывают, как папы Карло, но не приносят их работодателю ни цента прибыли. Компания оплачивает их услуги из своего кармана в расчёте на будущие доходы. Результатом долгих трудов огромной группы людей оказывается какой-нибудь «slide to unlock», глядя на который, люди восклицают: «И вот за лицензию на это они требуют таких несусветных деньжищ? Я бы и сам придумал не хуже!»

Да, требуют. Имеют право. Они работали, они выясняли, какая реализация будет наиболее удобной, они отмели несколько сотен альтернативных вариантов, каждый из которых был сначала доведён до состояния «хоть завтра на продажу» (и некоторые из них были запатентованы про запас). Люди, которые проделали весь этот титанический труд, чтобы нам, пользователям, было удобно, имеют право на достойную оплату своего труда. Достойную, что немаловажно, по их меркам, а не по нашим, иначе они не станут работать, и нам от этого будет хуже.

И нет ничего плохого в фирмах, которые производят только патенты и живут на плату за лицензии. Они нашли умных людей, создали им условия для работы и/или вознаградили их за труд — теперь их право получить деньги за их работу.

А ты можешь придумать не хуже? Молодец! Придумай и запатентуй. А пока не придумал — молчи в тряпочку, на словах-то все горазды.

Патентное право — единственный работающий способ обеспечить развитие техники в нашем мире, включая софт. Это единственный способ, гарантирующий, что труд изобретателя будет цениться и достойно вознаграждаться. Все остальные варианты попахивают идеализмом и экономически нежизнеспособны. Поэтому патентная система сохранится и будет расширяться (возможно, с некоторыми изменениями). Альтернатива означает мгновенный застой: чего ради я буду тратить годы жизни на разработку и доведение до ума изобретения, если оно не обеспечит мне безбедной жизни на время создания следующего изобретения?

Тем, кто воет на тему засилья патентов, дам несколько советов: во-первых, если без конкретного патента обойтись никак нельзя, то лицензию на его использование можно и купить. Это не так уж дорого. Во-вторых, нельзя запатентовать идею. Только конкретное воплощение идеи. «Потянуть что-то куда-то для разблокировки» — это идея, не защищённая и не защищаемая патентным правом; «потянуть значок в виде квадратика со скруглёнными углами в полоске, символизирующей собой паз, по направлению стрелки» — это имплементация, она защищена. В-третьих, патентные базы разных стран не объединены: даже если патент на какую-то штуковину есть в Штатах, её все равно можно запатентовать в Монголии. В-четвёртых, очевидные воплощения патентовать нельзя. Критерий признания воплощения идеи очевидным крайне прост: если до этого воплощения мог додуматься свежеиспечённый бакалавр наук в данной области без опыта работы по специальности, она считается очевидной. В-пятых, очень легко защитить себя от патентных дрязг: создать prior art. Если описание воплощения идеи (со всеми техническими данными, необходимыми для реализации) было создано до регистрации патента, хозяин этого описания не будет платить за лицензию, даже если это описание попало всего лишь в его личный дневник. Если же такое описание было опубликовано, никто не сможет зарегистрировать патент на описанное воплощение. Именно тут и кроется отдушина для будущих изобретателей: создавайте свой prior art!

На закуску: в апреле 2013 года Германия решила отказаться от практики защиты программных решений в рамках патентного права. Количество стартапов там резко пошло вниз, и теперь немцы бьют тревогу, потому что талантливые изобретатели покидают Родину и предпочитают творить в других странах, где их труд будет обеспечен оплатой.

< предыдущая история | следующая история >
IT happens
На главную
0,0164 сек.
HTML | XHTML
© FaceWAP.Net 2016
WapLog